Любоффь

Любовь. Как много в этом звуке для сердца русского слилось. Пусть стихотворение и не о любви, вряд ли, творя эту строку, Александр Сергеевич предполагал, что «звук» плавно перетечёт в текст, «сердце» в аватар, а чистое искреннее чувство в XXI веке превратится в пустую формальность в виде «семейного положения» в социальных сетях. И «влюбленные» вместо того чтобы наслаждаться каждой секундой вместе, будут слать друг другу глупые фразочки и идиотские смайлики, рисовать на «стене» граффити с кривыми сердечками или признаваться в статусе в вечной любви и верности. Любоффь нынче правит бал. Искусственно всё. И все. Почти не осталось ничего настоящего, ничего независящего от денег или положения в обществе. Мир изменился. Это, безусловно, необратимый процесс, но все предыдущие поколения стремились к лучшему, строили корабли, машины, самолёты для того чтобы они облегчили нашу жизнь. А мы превратились в потребителей. Нам ничего не интересно кроме новой модели Mercedes или сумочки от Prada. Кораблем теперь называют наркотик. «Улетают» не «на», а «от». «Нет друзей и нет предателей, нет врагов и нет приятелей» поёт в своей песне Сергей Шнуров – человек, который, пытаясь показать всю мерзость современного общества, прослывает алкоголиком и дебоширом. Его тёзка Минаев не получает ни одной хорошей рецензии на свою книгу «Духless», потому что рецензии пишут именно те, кого описывает автор в произведении. Люди перестали принимать правду, им легче скрыть себя под маской искусственности. Легче играть. Смешно сказать, что возможно самой сложной профессии – профессии актёра обучились почти все в нашем мире. Да, всё также есть бездарности и таланты, звёзды и посредственности — разница лишь в том, что в этом «театре» сегодня ты актёр, а завтра зритель, в одном «спектакле» ты играешь главную роль, а в следующем ты не увидишь свою фамилию в списке на массовку. Сложно различить режиссёра. Почти невозможно. Подчас режиссёр – это вчерашняя «звезда», сыгравшая ведущую роль в нескольких подряд спектаклях. Именно он указывает, что будет модно в этом сезоне: комедии или драмы, боевики или ужасы. Но стоит появиться новому талантливому актёру, уже почти дотянувшемуся до звания «звезды», как трон под режиссером начинает шататься. Отсюда и игра в чувства, мы «любим» тех, кто моден в этом сезоне. Но мода проходит, а мы не можем отстать от неё, иначе наше место займут более амбициозные личности. Блондинки сменяются брюнетками. Высокие – низкими. Худые – полными. И каждый думает, что именно он тот самый талант, который сменит на троне режиссёра, надо лишь следовать моде. И в современном театре моды не нашлось места Любви. Зато нашлось место некоему пластмассовому подобию. Более удобному и непринуждённому, чувству, которое и чувством то нельзя назвать, зато можно выкинуть по истечению сезона осень-зима или весна-лето и купить себе новое в бутике. Название этого полу чувства немного напоминает Любовь, но не стоит обольщаться – под внешней схожестью скрывается подделка плохого качества. Любоффь.

Любовь. Как много в этом звуке для сердца русского слилось. Пусть стихотворение и не о любви, вряд ли, творя эту строку, Александр Сергеевич предполагал, что «звук» плавно перетечёт в текст, «сердце» в аватар, а чистое искреннее чувство в XXI веке превратится в пустую формальность в виде «семейного положения» в социальных сетях. И «влюбленные» вместо того чтобы наслаждаться каждой секундой вместе, будут слать друг другу глупые фразочки и идиотские смайлики, рисовать на «стене» граффити с кривыми сердечками или признаваться в статусе в вечной любви и верности. Любоффь нынче правит бал. Искусственно всё. И все. Почти не осталось ничего настоящего, ничего независящего от денег или положения в обществе. Мир изменился. Это, безусловно, необратимый процесс, но все предыдущие поколения стремились к лучшему, строили корабли, машины, самолёты для того чтобы они облегчили нашу жизнь. А мы превратились в потребителей. Нам ничего не интересно кроме новой модели Mercedes или сумочки от Prada. Кораблем теперь называют наркотик. «Улетают» не «на», а «от». «Нет друзей и нет предателей, нет врагов и нет приятелей» поёт в своей песне Сергей Шнуров – человек, который, пытаясь показать всю мерзость современного общества, прослывает алкоголиком и дебоширом. Его тёзка Минаев не получает ни одной хорошей рецензии на свою книгу «Духless», потому что рецензии пишут именно те, кого описывает автор в произведении. Люди перестали принимать правду, им легче скрыть себя под маской искусственности. Легче играть. Смешно сказать, что возможно самой сложной профессии – профессии актёра обучились почти все в нашем мире. Да, всё также есть бездарности и таланты, звёзды и посредственности — разница лишь в том, что в этом «театре» сегодня ты актёр, а завтра зритель, в одном «спектакле» ты играешь главную роль, а в следующем ты не увидишь свою фамилию в списке на массовку. Сложно различить режиссёра. Почти невозможно. Подчас режиссёр – это вчерашняя «звезда», сыгравшая ведущую роль в нескольких подряд спектаклях. Именно он указывает, что будет модно в этом сезоне: комедии или драмы, боевики или ужасы. Но стоит появиться новому талантливому актёру, уже почти дотянувшемуся до звания «звезды», как трон под режиссером начинает шататься. Отсюда и игра в чувства, мы «любим» тех, кто моден в этом сезоне. Но мода проходит, а мы не можем отстать от неё, иначе наше место займут более амбициозные личности. Блондинки сменяются брюнетками. Высокие – низкими. Худые – полными. И каждый думает, что именно он тот самый талант, который сменит на троне режиссёра, надо лишь следовать моде. И в современном театре моды не нашлось места Любви. Зато нашлось место некоему пластмассовому подобию. Более удобному и непринуждённому, чувству, которое и чувством то нельзя назвать, зато можно выкинуть по истечению сезона осень-зима или весна-лето и купить себе новое в бутике. Название этого полу чувства немного напоминает Любовь, но не стоит обольщаться – под внешней схожестью скрывается подделка плохого качества. Любоффь.

Автор: Дмитрий Остаповский

Обсуждение закрыто.